Dizzy Logbook

Запись 12

Двадцать негритят
Часть третья

Далёкие звёзды с неисчислимой скоростью устремились навстречу нашему спасению. Бесконечно медленные точки, величиной с игольный кончик, сначала нехотя, но с каждой долей секунды всё быстрее сплетались в единое полотно-ручей. И нет ему ни начала, ни конца. Нас окутало синеватое сияние, но вскоре и оно осталось позади.

Мы выскочили в гиперпространство на третий тик. Где-то там, в лоу-вейке, в нормальном времени, незадачливые пираты сканировали наш след. Наверняка сканировали. По-крайней мере должны были. Эти мысли, словно волны неспокойного океана, снова и снова накатывали на моё, не остывшее сознание. В висках пульсировал адреналин, и пот стекал по спине ручьями. В рубке всё ещё оставалось достаточно жарко, а напряжение буквально висело тяжёлым туманом, заполняя всё свободное пространство.

— Диззи, выруби питание грузового люка, от греха подальше, — выискивая в левой панели, среди россыпи появившихся сигналов, маячок станции Dawes Hub, я одновременно отдавал указания дроиду. — Следи за кораблями, Диз. Дай знать, если кто-то решит, хоть на йоту пристроится к нам в хвост. Хватит, пожалуй, на сегодня приключений.

— Слушаюсь и повинуюсь, Ньютон. — Козырнув манипулятором, она откатилась за спинку капитанского кресла, просвистев что-то не членораздельное. — Коммандер, вы проскочили сигнал станции — он выше на четыре строки.

cmdr murph newton

— Да что б тебя, Диз, разберусь как-нибудь! — На моём лице невольно проявилась улыбка, голос стал мягче, в уголках глаз проявились смешливые морщинки. Я щелчком выбрал нужную строку в списке и в тот же миг, с отклонением в пять-семь градусов от центра правее и чуть ниже, зажглась метка направления. Мы держались верного курса, а значит, не придётся выполнять дополнительных манёвров, что сэкономит нам примерно пять секунд — нормальных человеческих секунд. — Пассажиры в порядке?

— Да, коммандер, все капсулы стабильны. Стазис протекает в штатном режиме. Отклонения температуры в пределах допустимых значений. Не переживай, Ньютон. Их здоровью ничего не угрожает… На данный момент. — Последние слова, дроид произнесла, понизив тон на пару октав. Хотел бы я, вот так легко и непринуждённо, сменять диапазон речи в пределах всего нотного стана. Хотя, пожалуй, от фальцета я бы воздержался.

Наших преследователей не было видно ни на радаре, ни в списке контактов.

Возможно, решили переключиться на более податливую цель, возможно, выжидают. На наше счастье, в эти дни Ахенар наводнён буквально сотнями торговцев и контрабандистов, спешащих, в девяти из десяти случаев, с одной и той же целью к Дауэс Хаб. Занимать всё мысленное пространство пиратами не виделось мне чем-то целесообразным, и я заставил себя сосредоточиться на созерцании сокращаемого расстояния до станции. Ещё минуты три-четыре, и мы тоже будем на месте.

Успокоившись, я наблюдал, как со всех направлений, но в основном от звезды и параллельными нам курсами — в сторону Капитолия, мчались миниатюрные кометы. Сканируя без разбору всех, кто попадал в зону охвата сенсоров, больше от любопытства, чем от чувства опасности я старался запоминать имена капитанов. Небольшая разминка для памяти никогда не повредит, так считали все не многочисленные мои учителя, а я, как прилежный ученик, часто и с удовольствием предавался этому занятию. Порой, высвечиваемые на тактической панели имена, читались не только забавно, но и нелепо и тогда я дважды, а то и трижды повторял их вслух: Flash Furydwarf, El Nino, Bubba Web, Gut Buster, Shipper и так далее. Иногда, мне вторила Диззи, мелодичным голоском на распев повторяя то или иное слово. Световые секунды, впрочем, как и обычные, быстро таяли. Испаряясь позади лёгким шлейфом забытья, они приближали финал нашего приключения.

Но, одна единственная маленькая заноза не давала мне покоя всё это время. Крохотным червячком точила головное яблоко. Свербела и першила в воспалённом горле. Прогоняя эту мысль прочь, я каждый раз осознавал, как она с упорством, то нехотя и вальяжно из тёмного угла, то одним прыжком откуда-то сверху, возвращалась обратно и назойливо теребила нервы. Двадцать первая капсула. Каким-то чудом, в момент перегрева Кобры, её не выбросило в космос из трюма вместе с остальными. Я строил догадки, кто был внутри неё. Зачем-то я пытался представить лицо бедолаги. Но каждый раз, из тумана выплывала одна и та же картина: глубокие, невероятно красивые и умные, миндалевидной формы, устремлённые в потаённые глубины твоей души, глаза. Чей янтарный блеск мог расписать наперёд все твои эмоции, как крепко бы ты их не скрывал. Её глаза, словно два омута, затягивают твой взгляд, засасывают в свои чистые, серебрящиеся искрами воды…

cmdr murph newton

— Коммандер, у нас входящее сообщение, — спутница вывела меня из задумчивости довольно грубым и даже некрасивым тенором.

Я буквально ощутил, как усталость многотонным весом упала на мои плечи. Всё тело налилось свинцом. За любой всплеск адреналина всегда, рано или поздно, приходится расплачиваться потерей концентрации и глубоким зевком. Я машинально взглянул на оставшееся расстояние до станции — четыреста девяносто светосекунд. Ахенар 6 — Капитолий империи — чудесная землеподобная планета, на чьей орбите расположен Дауэс Хаб, быстро приближался, неуклонно увеличиваясь в размерах. Я перевёл взгляд на коммуникационную панель, где в спокойствии, ожидая моего снисхождения, пульсировало входящее сообщение.

«Служба Безопасности Ахенар. Коммандер! Рады приветствовать Вас на инаугурации её высочества Императора Ариссы Лавиньи-Дюваль, которое состоится…»

— Какого чёрта! Что значит императора? Императрицы, же… Она, моя. Нас так учили в школе. — Мы с Диззи удивлённо переглянулись. Точнее, удивлённым выглядел только я. — Они там, похоже, с ума посходили все или перепили альтаирского пойла. Диззи, ты же согласна со мной?

«…В связи с этим, приняты беспрецедентная мера по обеспечению безопасности во всей системе…»

— Да уж. — Крякнул я, бросая косой взгляд на оставшиеся шестьдесят три процента общей целостности корпуса. — Словом, обычная бюрократическая писанина.

«…Время ожидания стыковки может быть увеличено. Просим Вас сохранять спокойствие в демилитаризованной зоне, которая на период инаугурации, увеличена до двенадцати километров. Нарушители порядка будут строго наказаны… Администрация Dawes Hub убедительно простит всех пилотов не задерживаться на станции дольше необходимого… Ввиду большого числа желающих, введена ограниченная регистрация пребывания на станции…»

— Вот тебе и империя с её бесконечными возможностями. — Проведя ладонью по подбородку, я ощутил под ней чересчур отросшую щетину. — Диз, как я выгляжу?

— Тебе идёт, Ньютон. — Толи в шутку, толи всерьёз парировал дроид, склонив слегка голову, приобретя тем самым двусмысленный вид. — Мы почти на месте, Коммандер.

— Прекрасно, — прошептал я.

cmdr murph newton

До точки выхода из гиперпространства оставалось сто тридцать светосекунд. Двигатели урчанием отозвались на уменьшение тяги до пятидесяти процентов. Межзвёздный галоп нашей Кобры перешёл в межпланетную рысцу, а вскоре и вовсе на орбитальный шаг. Отсюда, из пространства вне времени, от обилия снующих туда-сюда кораблей в гипере, станция выглядела миниатюрной, но очень яркой звёздочкой. Не такой, как обычно привыкли мы видеть, синеватой светящейся точкой, но яркой вспышкой на фоне планеты. Мы заходили по внешней орбите. Время из мгновений растягивалось в секунды. Ещё пара-тройка и на расстоянии в один миллион километров бортовой компьютер сообщил о возможности безопасного выхода. Что-то не внятное пропищала у правого борта Диззи. Мне было лень её выспрашивать, а она и не повторяла. Дождавшись, когда оставшееся расстояние упадёт до отметки ниже двухсот тысяч, я приступил к выходу из гиперкруиза, ожидая выскочить прямо напротив шлюза орбиса.

Казалось, я всё рассчитал до мелочей. Ранее, не раз замечал, как затраченные несколько секунд, для сближения на минимальное расстояние со станцией в гипере, позволяли мне сэкономить минуты на совершении манёвра перед стыковкой. Этот фокус часто помогал избегать лишних контактов со стражами правопорядка, при занятии столь благородным делом, как контрабанда.

Синеватое сияние переходной фазы сменилось мгновенно налетевшим на нас нормальным космосом со всеми его обитателями. Как я планировал, мы выскочили аккурат перед фронтальной частью станции на расстоянии в девять с половиной километров. Практически идеальное сближение, не считая того, что вместо ожидаемого вида с вращающимися кольцами орбиса, всю ширину пространства перед нами заполнил быстро нарастающий зад Т9. Очень быстро. Мгновенно кокпит засиял тревожным красным. Единственным звуком, что улавливал мой мозг, стал зуммер приближающейся опасности. В такие моменты ты, либо со всего маха влетишь в любезно подставленные железные объятия, либо сработает оттачиваемая парсеками реакция. По правде сказать, будь на нашем месте более крупное торговое судно, результат был бы одинаковым в любом из случаев.

Краем глаза я заметил ниже нас по радару ещё один корабль и от того резко рванул ручку на себя, задирая нос кобры.

— Комма…

— Молчи, Диз! — Оборвал я дроида на полуслове. Мозг старался принимать решения со скоростью, превышающей скорость света во множество раз.

— Угла тангажа не хватит. Не хватит, Ньютон! Форсаж надо. — Не думая выполнять просьбу, она подкатилась совсем вплотную к моим ногам. Очевидно, что бы я лучше её видел, ну или слышал.

— Рано.

— Сейчас же, ну, — не унималась она.

— Рано. — Очень быстро и очень близко, буквально в считанных метрах, проносилась тёмно-серая туша огромного грузового корабля. — Ещё рано! — Его дюзы, величиной с наш корабль, быть может… Ого! Казалось, столкновения избежать не удастся. Музыка из тревожного зуммера и стонущих плит корпуса. Я собственными ушами слышал, как хрустят костяшки моих пальцев на правой руке. Большой палец напряжённо завис над кнопкой форсажа и его уже начал бить нервный тик.

«Ра-а-но…», повторял я сквозь плотно сжатые зубы. И когда надежда, уже почти вся, отделившись от тела, держась лишь на одном дыхании, готова была со мной распрощаться, мне в глаза ударил, сперва слабый, но усиливающийся, набирающий силу поток звезды. Как много нас связало с ней за этот день. Неужто, в крёстные матери напрашивается?

— Сейчас!

— Прошипел я и ощутил мощный толчок ускорения, вдавивший меня в кресло. Звезда Ахенара небольшим диском, в один скачок оказалась почти по центру кабины. Выравнивая тангаж, чтобы своим хвостом не зацепиться о Т9, мы всё же сделали это. Уж больно близко пришлось маневрировать. Лишившись всех щитов за раз, но сохранив жизнь и корабль, я был несказанно рад такому положению. Нам очень повезло, что выше торговца, куда я устремил свою Кобру, никого не оказалось. Разворачиваясь вновь к шлюзу, я увидел поразительную картину: десятки кораблей расположились вокруг станции, одни зависли неподвижно или очень медленно плыли, ожидая своей очереди. Другие, аккуратно, что бы не задеть соседа входили и выходили сквозь чрево станции. Даже такая огромная, как Dawes Hub, она не справлялась с потоком желающих принести дары восходящей на трон Императрицы. Не хотел бы я оказаться в эти дни на месте обслуживающего её персонала.

— Эй, капитан, вы живы там, на Кобре? Мне не нужны неприятности, — по общему каналу обратился к нам пилот торговца. Его голос был басовит и скрипуч, под стать своему старому Т9. — Если что, я не при делах…

— Всё в порядке, Коммандер, — ровным тоном ответил ему я. — Прошу прощения, за доставленные неудобства.

Мы с Диззи переглянулись, а из динамиков, в ответ нам, пробубнило многозначительное «гм, хм…».

— Не ожидал я такого столпотворения у самой станции. Моё имя, Ньютон. Мёрф Ньютон. — Представился я. — Давно ожидаете? Тут как, очередь надо занимать может? — с долей ехидства поинтересовался я. Что уж, можно разговор и поддержать.

— Оливье Ла’Круа, приятно познакомиться. — В свою очередь представился торговец, — Да… Уже шестой час вишу. Чтоб их… — Он достаточно крепко, вполне цензурно и долго высказывался о сложившейся ситуации. — Надо было правее становиться, там мне кажется быстрее идёт. Так что, либо за мой хвост держись, либо ищи место там.

— Очередь всегда идёт быстрее там, где нас нет. — Подытожил я, потирая рукой подбородок. Осмотревшись быстро по сторонам, моё настроение тускнело. — Тут, по меньшей мере, пол сотни кораблей стоят, Оливье. И новые всё прибывают, — радар бесконечно светился мерцающими точками так, что разобрать кто-где не представлялось хоть мало-мальски возможным.

— Всё верно, малыш. Сто тридцать пять капитанов в бухте. — В наш разговор вклинился третий. — Коммандер Никита Семёныч Полежаев, четвёртый эшелон. Я от скуки начинаю считать всё что шевелится. С детства так повелось. Ха-ха — Голос Никиты Семёныча звучал ещё басовитей и старше, чем у Оливье. Он буквально раскатами грома накатывался на рубку и медленно отступал. Но то был тёплый, по-отечески добрый голос. Таким принято рассказывать внучкам сказки о далёких путешествиях и героических приключениях отважных капитанов.

— Я уже двенадцать часов ощущаю себя делеурианским крабом, а у меня полный трюм браги. Алисия Вандшпиль, к вашим услугам. — Её смешной акцент и блеющий тембр голоса, невольно вызвали улыбку.

— Баба, итить твой зад, — пробубнил Оливье, и скучающий монотонный эфир взорвался. На разный лад из акустики полились смешки и заливной хохот. Но задористей всех выделялись раскаты Никиты Семёныча.

— Оливье, ха-ха, — сквозь хохот пытался проговорить он, — Оливье, прошу… ха-ха, поосторожней в выражениях а-ха-ха, тут да-а-амы! — и он снова залился весёлым смехом, на который невозможно было обидеться.

В наш разговор вступали всё новые и новые голоса. Почти каждый начинал с того, что устал ожидать разрешения на стыковку, но его тут же остужали шутки Оливье и Никиты Семёныча, а разговор превращался в непринуждённый дружеский и весёлый трёп. Время от времени, кто-то рассказывал о нападении пиратов у маяка звезды и тогда я косился на свои шестьдесят с хвостиком процентов корпуса. Раскачиваясь в кресле пилота, я обменивался со своей спутницей короткими фразами о новом участнике разговора. Оценивая тембр голоса капитана, описывая его внешность и иногда передразнивая его. Конечно, конкурировать с Диззи в имитации голоса было делом не благодарным, но заняться было по-сути нечем.

— Коммандер Ньютон, ответьте диспетчеру Дауэс Хаб. Приём… Коммандер Ньютон… — За всей этой болтовнёй, я не сразу расслышал вызов по защищённому каналу. И только строгая монотонность диспетчера, нарушившая весёлую какофонию голосов, смогла выдернуть меня из этого потока. Резко подскочив на месте, я дёрнулся к кнопке вызова и похоже потянул плечо.

— Дауэс Хаб, это коммандер Н-Ньютон. Я в-в-весь — в-внимание, диспетчер, — запинаясь, от неожиданности, поспешно протараторил я. — Что-то случилось? — Где-то на задворках сознания, появилась тень сомнения, что нас сейчас оштрафуют за тесное знакомство с Оливье. С другой стороны, штрафы выписываются мгновенно и автоматом. Но для чего же тогда станция связалась со мной по защищённой линии? Этот и ещё десяток вопросов ютились в моей голове небольшим клубком.

— Коммандер Ньютон, это диспетчер Дауэс Хаб, вам дано разрешение на стыковку. Посадка в девятнадцатом доке. Будьте осторожны при сближении, не нарушайте скоростной режим. Добро пожаловать на Дауэс Хаб, коммандер. — Голос диспетчера был до боли знакомым. У меня великолепная память на звуки и лица, но к сожалению, я не всегда могу сопоставить кому они принадлежат. Этот тембр, манера слишком отчётливо проговаривать гласные, впустую бились о ячейки моей памяти. Имя вертелось буквально на кончике языка, я чувствовал ускользающую скользкую зацепку, но ухватиться за неё так и не удалось. В такие моменты, хочется отчаянно биться головой о стену. Это то чувство, когда твой мозг разбухает от напряжения и вот-вот разорвёт черепную коробку выводит из себя.

— Девятнадцатый док. Принял. Спасибо, Дауэс Хаб. Ньютон. Конец связи. — Я почти всем телом повернулся к дроиду. — Ну что, Диззи, как считаешь, сюрпризы ещё не окончены?

cmdr murph newton

— Я думаю, Ньютон, что день будет длинным, — без тени ехидства, философски, парировала она и откатилась к заискрившей панели у входного шлюза. Разговор по-видимому был окончен.

Покидая ровный строй ожидающих кораблей, не было необходимости даже всматриваться, чтобы понять, сколь много впереди оставалось кандидатов на малую площадку орбиса. Но, по какой-то причине, диспетчерская дала добро на стыковку именно мне. Занятно? Да! Но не более.

— Капитаны, — обратился я в общий канал с бодрым настроем, — желаю всем поскорее получить разрешение на стыковку и не отставать от меня. Коммандер Ньютон, конец связи.

— Этот засранец нас всех уделал! Он здесь и двух часов не просидел, — хохотал Никита Семёныч.

— Не думай, что тебе повезло, коммандер. Будь осторожен. — Вторил ему Оливье.

В большинстве своём, пожелания были добрыми, но нет нет, да и проскочат проклятия в мой адрес или в сторону станции, на которые я уже совсем не обращал внимания. Да и Диззи вовремя приглушив канал общей связи, лишила меня возможности разобрать хоть что-то.

Поморгав огнями Оливье, на сорока процентах мощности, лавируя между десятками кораблей ожидавших своего часа, я вывел нашу Кобру прямо на защитное энергетическое забрало стыковочного узла станции. Слева зелёные огни, справа — красные. В узком проёме безуспешно пытались разойтись «миром» две анаконды. Уставшие пилоты крепко ругались, кто первый должен протиснуться, не слушая команд ни здравого смысла, ни диспетчера. Я, благоразумно притормозив за пять с лишним километров, решил дождаться скорейшего разрешения ситуации. Последствия не заставили себя долго ждать. Похоже, последнее китайское предупреждение совершенно не подействовало на пилота, заходившего на посадку, и того просто разнесли в пух охранные турели Дауэс Хаб. На секунды, кокпит залило оранжевым сиянием, мимо со свистом пролетели небольшие осколки, а сквозь опадающую вспышку, уже проявлялась длинная морда, выползающего из хаба «победителя».

Слева зелёный свет, справа — красный. Мы быстро проскочили защитный барьер и сделав небольшой полукруг вокруг оси, я вывел корабль на девятнадцатую площадку. Никогда прежде не видал, что бы поднимались на старт одновременно с десяток различных кораблей. Захватывающее, признаюсь зрелище.

— Тяга двадцать процентов. Диз, выпускай шасси. Прибыли.

Cmdr Murph Newton [Dawes Hub, Achenar]
17 Окт 3301, Личный дневник

В сердце империи

 
Уж сколько их покинули бесследно,
В пучину космоса ушли.
Настанет день и я не прочь победно,
Рвануть в беспечности с Земли!

 
Оставлю всё, и дом, планету.
Друзей, врагов и все цветы.
Оставлю милый лучик света,
Теперь, далёкой мне звезды.

 
И каждый миг бескрайне тленный,
Беспочвенно глухой,
Невозмутимый, пряно-серный,
До ломоты — сухой.

 
Так думал я, как ошибался.
Как был жестоко я не прав!
Упрямцем был, я сомневался,
Слепым глупцом я не мечтав.

 
Они прекрасны, право слово,
Непостижимы в красоте!
Меня, пленяют, манят звёзды,
Влекут к открытой наготе.

 
Гневись, за то, что не дано,
Огонь узреть любви нетленной.
Мир полон звёзд, пойми одно,
Мечтая, ты живёшь вселенной!

Cmdr Murph Newton [Dawes Hub, Achenar]
16 Окт 3301, Исходящие

Запись 11

Двадцать негритят
Часть вторая

19:36. Дальний космос, Achenar

Сто двадцать три. Температура «Кобры», секунда за секундой, плавно начала снижаться. Нас, словно ненужную вещь пространства, вышвырнуло из гиперкруиза. Конечно, это сработала автоматика, уберегая нас от перегрева и неминуемой гибели, но кому от этого легче? Сто двадцать ровно. Вращение прекратилось около минуты назад. Сто шестнадцать. Скрежет переборок и гул силового поля странным непостижимым образом, но всё же вписывались в окружающую симфонию космоса. Сто десять. Нагретый металл, впрочем, как и остальные поверхности источали едкий дым и терпкий запах. Всё вокруг периодически искрило, шипело и вздрагивало. Неприятно, но не впервой. Сто семь.

— Диззи, сколько их? — я застыл в нелепой позе скрюченного старика. Опираясь одной рукой о переднюю панель, а другой, потирая ушибленную поясницу, я всматривался в голо-проекцию радара. Там, яркими закорючками медленно разлетались в разные стороны сигналы. Словно листья увядшего персикового дерева, они подхваченные инерцией отдалялись нашего местоположения. Сто ровно. Опорная рука начала дрожать. Девяносто восемь.

— Двадцать криокапсул, Ньютон, — слова дроида тяжёлой чеканкой легли в один ряд с моими собственными мыслями, которые я так усердно старался разложить по полкам. — Сигналы стабильные, нарушений герметизации нет. — Она резко подкатилась между кресел, развернув в мою сторону свою камеру-глаз.

— Что с последней, Диззи? — голосовые связки не выдержали и голос сорвался на неблагозвучный хрип. Усаживаясь в кресло, я быстрым движением максимально увеличил охват сенсоров. «Персиковые лепестки» в три прыжка, озвученные мелодичными щелчками, собрались в тесную кучку у центра радара. Вглядываясь в его окраины, я с тающей надеждой ожидал, что вот-вот появится последний — двадцать первый сигнал. Семьдесят три.

— Коммандер, последняя капсула находится в трюме. Она повреждена и разгерметизирована. Сигналы отсутствуют. Мне жаль, Ньютон. — Диззи постаралась придать печаль интонациям, что в общем-то у неё никогда не получалось. Шестьдесят девять. Не вышло и в этот раз.

— Чёрт! Что же за день такой, а? — Я настойчиво продолжал ругать себя за потерю концентрации, за то, что подверг всех нас опасности. — Не думаю, Диззи, что у нас есть время горевать, напротив, нам желательно как можно быстрее взять себя в руки.

— Ньютон, я не представляю, как это сделать. Ты можешь взять меня в руки? — Она предусмотрительно откатилась на полтора оборота, иначе тряпка, летевшая в её сторону, накрыла бы язвительное создание со смачным шлепком. Со словами: «шуток не понимает» она обиженно скрылась за креслом штурмана, насвистывать какую-то непонятную мелодию.
Настроение повысилось. Интенсивными движениями, растерев друг о друга ладони, я ощутил, как разгоняется по сосудам приятное тепло, а нежное покалывание где-то на самой поверхности кожи, окончательно привело организм в порядок. Устраиваясь поудобнее, так что бы ни сильно тревожить синяки и ушибы, я на несколько секунд прикрыл глаза. Шестьдесят два. Вдох. Шестьдесят ровно. Выдох.

a11-6

— Диззи, отсортируй цели по удалённости, критический радиус — четыре с половиной километра. Следи за ними внимательно.

Она утвердительно пискнула и спустя мгновение по левую сторону от меня вспыхнул список контактов. Я выбрал первую капсулу в списке, она дрейфовала уже на опасном расстоянии от корабля и её гандикап перед нами только увеличивался, хотя и очень медленно. Мощность двигателей сорок пять процентов. Корабль слегка вздрогнул, сбрасывая с себя усталость и осевшую пыль. Крен вправо, разворот на семьдесят градусов. С нарастанием тяги, дремавшие вдалеке звёзды, пришли в движение.

— Потерпи, дружок, скоро мы тебя подберём… — не смотря на присутствие столь бесценной для любого пилота компании в лице дроида, я по-прежнему часто разговаривал сам с собой. Такие привычки очень медленно выветриваются, но чаще преследуют тебя всю жизнь.

Кокпит постепенно заливало голубовато-зелёным светом. Яркие зайчики быстро пробежались по стойкам сверху вниз. Разгораясь, они становились всё длиннее и прожорливее. Свет отвоёвывал новые владения, поглощая мягкие невесомые тени, он порождал грубые, но чёткие очертания. Только сейчас я вспомнил о столь близком и опасном присутствии прекрасного светила. На этот раз, спустя всего несколько минут, красота местной звезды уже не столь впечатляла. Напротив, не смотря на опущенное забрало, она слепила, мгновенно высушивая ещё не рождённые слёзы. Появившаяся резь в глазах заставляла часто смаргивать и шмыгать носом.

Между нами находилось одиннадцать криокапсул из двадцати выживших. Необходимо было быстро и аккуратно добраться до крайней из них. На расстоянии примерно в триста пятьдесят метров, я сбросил тягу сначала до тридцати, а затем и до десяти процентов.

— Диззи, выпускай грузовой ковш! — Откуда-то снизу донёсся неприятный металлический скрежет и сдавленное, судорожное гудение силовых. Автоматика корабля сообщила о сбое в работе устройства. — Диззи, давай ещё! — Ситуация повторилась вновь, затем ещё раз и ещё. В голове закипала каша из бесконечных мыслей и идей, скверных, в своём большинстве. Мы очень медленно подбирались к цели, практически на одной десятой тяги.

a11-7

— Дьявол тебя побери! — Взбешённый ситуацией и своей беспомощностью я с размаха стукнул кулаком по подлокотнику. В голове мелькнула картинка из очень древнего фильма, где суровые первопроходцы при помощи сильного пинка и крепкого слова, могли заставить заработать любой непослушный орган космического корабля. Ну… Необходимые условия были выполнены.

— Диззи, пожалуйста, попробуй ещё раз, — снова, как и минутой ранее, мы услышали душераздирающую песнь грузового ковша: как ему тя-я-жело осво-о-боди-и-ться из пле-е-на… Внезапно, раздался резкий щелчок, корабль встряхнуло, но демпферы успешно погасили детонацию. Я был уверен, что услышал резкий свист вырывающегося воздуха и краем глаза наблюдал за панелью в ожидании сообщения о разгерметизации… Но то был лишь мой собственный выдох.

— Ньютон, ковш активирован. У нас получилось! — Торопливо, почти сбивчиво, умудряясь глотать звуки, доложила Диззи. Она сделала несколько радостных оборотов вокруг своей оси, и откатилась к задней стенке кабины.

— Вижу! Вижу, Диззи! — До первой капсулы оставалось чуть меньше двухсот метров, когда на малой тяге, помогая манёвровыми двигателями зафиксировать цель по центру визора, мы тронулись с места. — Та-ак, хорошо! Иди к папочке. Во-от. Умница! — Ко мне постепенно возвращалось приподнятое настроение.

a11-1

Вскоре мы услышали невнятное шипение грузоприёмника и глухой стук, сигнализирующий об успешном заборе капсулы на борт. Автоматика корабля сама расположит её в нужное место грузового отсека. Не задерживаясь, я направил корабль к следующему «беглецу». Совершив разворот, мы оставили звезду Ахенара позади себя. Доставив нам столько хлопот, пришло её время теперь помогать: висевшие в пространстве криокапсулы отчётливо высвечивались на фоне тёмного неба, так что нам не составило особого труда проложить оптимальный маршрут. Следующие три капсулы, располагались очень близко друг к другу, заставляя меня неспешно и очень аккуратно выполнять любые манёвры в непосредственной их близости. Убегающее время всё ещё позволяло размеренно и спокойно выполнять поставленную задачу.

Не прошло и пяти минут, как мы собрали почти всех. Дело оставалось за малым. Последние две капсулы, разлетелись под углом в шестьдесят градусов относительно нашего положения, примерно на равные расстояния.

— Выбирай, Диззи: правая или левая? — Поинтересовался я у дроида, разворачивая корабль к правой от нас цели.

— Зачем спрашиваешь, коммандер? — В её интонациях, как мне показалось, затаилась обида. — Всё равно ведь сделаешь по-своему. Правая, так правая. Отсюда — они абсолютно одинаковые точечки. Да и изнутри тоже одинаковые. Это одна из пяти пар близнецов, что передала нам твоя подружка. Другие уже на борту.

— К-какая подружке? — Поперхнувшись от такой наглости дроида, я инстинктивно стал жадно глотать воздух.

— Вот и мне не приятно, коммандер, — вставила она, как отрезала, и покатилось куда-то мне за спину.

Опасаясь очередной выходки моей спутницы, я чуть было не свернул шею, пытаясь разглядеть её бока за креслом пилота. Но та, как ни в чём не бывало вернулась на прежнее место. Надо будет, при малейшей возможности, поспрашивать специалистов о возможном наличии у искусственного интеллекта чувства ревности. Эту, внезапно посетившую меня мысль, я красным стикером закрепил в своей голове.

a11-3

«Правая» капсула была практически уже у нас в ковше, когда пространство впереди заметалось и завибрировало, а из гиперкуриза, вырвался корабль, на три часа. Ну, вырвался и вырвался — мало ли кто решил проверить сигнал лоу-вейка, тем более в опасной близости от звезды, может помочь хочет… Единственное, что меня смущало в этой версии, это тип корабля — Вайпер. Самый настоящий боевой корабль: быстрый, манёвренный, смертоносный. Его часто используют полиция или охотники за головами, и те, и другие редко летают в одиночестве. А если взять во внимание, что в столичная система сейчас испытывает дьявольский ажиотаж, можно ожидать чего угодно.

— Приветствую, коммандер! — Передал я по общему каналу, плавно выводя нашу «Кобру» в сторону последнего контейнера, мимо незваного гостя. — Спасибо, что заглянули к нам. Мы в полном порядке. Всё под контролем. — Вайпер висел на малой тяге, сохраняя двухкилометровую дистанцию.

— Ньютон, нас сканируют, — возмутилась Диззи. Её голос вибрировал, словно крыло мотылька, в то время, как в общем канале висела гробовая тишина.

— Это ещё ничего не значит. Ну или почти ничего. — Я старался, ради себя самого, оставаться максимально спокойным. — Сколько до последней?

— Три километра и чуть-чуть.

В иной раз, это её «и чуть-чуть» могло меня развеселить до слёз, я бы хохотал в голос. Но сейчас, я был благодарен за то, что она как может, старается снять напряжение… Косовски, Косовски, что за дроида ты мне оставил в «наследство»?

— Коммандер, — обратился я к молчуну на Вайпере, — Повторяю, у нас всё под контролем. Спасибо за желание помочь. Будете на Дюэс Хаб, выпивка за мой счёт.

Увеличив мощность двигателей до пятидесяти процентов, оставаясь в синей зоне, я по небольшой дуге заходил на прямой вектор к контейнеру. Плохо, конечно, подставлять противнику свой зад, но вариантов было, не то что бы уж выбирать. Время играло против висящей в пространстве близняшки.

— Ньютон, я засекла передачу на защищённом канале.

— Не сомневаюсь, Диз. Скорее всего его дружки уже совсем близко. — С этими словами я нажал кнопку форсажа и вывел ручку тяги на сто процентов, максимально разрывая дистанцию. Этот задел возможно увеличит наши шансы во время торможения перед криокапсулой, в противном случае, на большой скорости мы просто разнесём её в пыль.

На радаре, одна за другой с интервалом в доли секунды, появились две новые метки. Оба корабля вынырнули немного ближе к нам, чем их «разведчик». И все трое тут же устремились в погоню. Сенсоры Кобры с задержкой в наносекунды регистрировали поднятие оружейных слотов. На общение они настроены не были.

a11-9

— Диззи, рассчитай мощность и время по торможению, — пучки лазеров окрасили иссиня-чёрный, скучающий космос. Редкая пыль, сквозь которую мы неслись к одинокой капсуле, подсвеченная вспышками, приобретала эффект дождя.

— Поверь, буду тебя слушаться и выполнять каждую команду! — Почти прокричав, я уводил линию огня в сторону от нашей цели. До первого торможения, мы немного выигрывали в скорости. Щит всё ещё с лёгкостью поглощал редкие попадания с двухкилометровой дистанции, да и мощность луча, на таком расстоянии заметно падала.

— Пятьдесят процентов. Восемь секунд, Ньютон.

В покорном спокойствии я подтвердил команду напарника. Расстояние между кораблями стало резко сокращаться, а количество попаданий увеличиваться. Я перебросил максимум энергии капаситора на щиты — это должно хоть на немного, но продлить их жизнь.

— Всё, ты мой, засранец! — Тишину общего канала, словно тупая бритва, распилил дребезжащий, скрипучий голос преследователя. — Сбрасывай груз, и быть может мы тебя отпустим. Ха-ха! — вторил ему другой пират.

— Угол пятнадцать. Двадцать пять процентов. Четыре секунды.

Мы были уже совсем близко, я отчётливо видел перепады освещения на корпусе капсулы, все её грани и лёгкую дымку с торца. Щиты загудели и начали заметно провисать под натиском лазеров. Двадцать процентов. Восемнадцать. Последний манёвр был самым опасным. В ушах заметно пульсировала кровь. Давление нарастало буквально с каждой долей секунды. Что бы закрыть капсулу от случайного попадания, пришлось подставлять спину: я выкрутил корабль резко вверх почти под шестьдесят градусов к предыдущему направлению. Десять. Проценты таяли на глазах. К тому моменту, когда я выровнял по визору грузового ковша наше положение, от Диззи поступила последняя команда: «Реверс. Полная тяга. Подбирай её, Ньютон!»

— Надеюсь, ты знаешь, что… — Время остановилось.

a11-8

По крайней мере, замедлило свой ход в тысячи раз. Медленно, очень медленно моя рука, а будто и не моя вовсе, двигает ручку тяги от себя до упора. Белый Игл, словно в киселе, не успев оттормозиться, пролетает чуть выше нас. Я отчётливо вижу все его детали и шрамы. Цифра пять нехотя сменяет старшую шесть. И только мозг отдаёт команды в нормальном времени: крен пол градуса влево… стабилизируй… нос выше… ещё выше… зацепишь! Импульсы лазера, словно бейсбольные биты опускается на забрало кабины, выжигая последнюю синеву щитов. Ярмарочной вывеской загорается надпись: «Щиты отключены». Капсула — вот она, уже под брюхом кобры, на расстоянии вытянутой руки. Я с опаской поглядываю на скорость — всё хорошо и падает. Ещё мгновение и мы её подберём. Протяжное, очень долгое шипение и хлопок. Скрежет закрывающегося ковша. Небольшая встряска…

— Сваливаем, Диз! — Время вернуло привычный свой ход. — Всю энергию в двигатели! — Раздались два звонких щелчка, заполняя огоньками средний столбик распределителя.

Форсаж. Капаситор с жадностью всасывает вырабатываемую мощь. Форсаж. Мы быстро рвали дистанцию. Форсаж. В общем канале слышны проклятия и ругань пиратов, но я даже не помню «о чём». Форсаж. Пот ручьями стекает со лба. Пять секунд до прыжка. Форсаж.

— Диззи, состояние капсулы? Все живы?

Cmdr Murph Newton [Dawes Hub, Achenar]
16 Окт 3301, Личный дневник

Запись 10

Двадцать негритят
Часть первая

— Ньютон… Ньютон! — Словно из глубин бескрайних морей до моего сознания пыталась достучаться взволнованная Диззи. — Коммандер, скоро… критический… температуры … Ньютон, нас… сейчас… — Моего уха касались лишь обрывки её фраз. Я был слишком увлечён, чтобы обращать внимание на встревоженную речь дроида. Был слишком занят наблюдением за выбросом огромного протуберанца, раскручивающего свою петлю. Словно мазок кисти великолепного художника, он не терял очертаний, отрываемый от прародителя, уносимый космическим ветром…

«Бог ты мой, что… Что случилось? Какого чёрта!» — не удержавшись от падения, я осыпал проклятиями при каждом новом кувырке.

Наш корабль выкинуло в нормальный космос. Весь кокпит «Кобры» в такт моим кульбитам зажигался пульсирующим красным огнём. Сигнал тревоги наполнил небольшое пространство раздражающим звуком. Мир вертелся вокруг своей оси, в то время как я — вокруг своей. В глазах на доли секунды темнело и отпускало вновь. В какой-то момент мимо меня от одного кресла к другому прокатилась Диззи и с коротким юзом остановилась как вкопанная. Где-то в глубине души я успел позавидовать её координации, но наружу лезло ещё большее раздражение. Меня продолжало кидать из стороны в сторону, хотя, единожды достигнув пола, я более его не покидал. Где-то скрежетали под давлением переборки, а корпус корабля нещадно стонал. Панели то здесь, то там источали рыжеватый пар. Круговорот капитана в кабине постепенно утихал и финишной точкой как мне виделось, являлся шлюз. Сгруппировавшись, в ожидании последнего столкновения, моё тело перестало вертеться в каких-то сантиметрах от «заветной» черты. Вглядываясь в световую пульсацию потолка, я беспомощно раскинул в стороны руки. Ощущения, что тебя заглотил какой-нибудь межзвёздный склисс и хорошенько пережевав, выплюнул за ненадобностью наружу, я вряд ли когда-либо смогу забыть.

five seconds / Murph Newton

— Твою же…! Ну… Ну, как же так… — Самокритично цедил я сквозь плотно сжатые зубы. Всё тело нещадно ныло и болело: в каком-то месте больше, а в каком-то меньше. Но болело исключительно всё, особенно спина и локти. Я постарался как можно аккуратнее принять вертикальное положение, медленно, очень медленно выпрямляясь. — Диззи, докладывай!

Тремя часами раннее.
Станция Binney Horizons, HIP 105408

Мы сидели в удобных, расположенных специально друг напротив друга, креслах небольшого помещения в дальней, а от того наиболее тихой части доков. Был я здесь далеко не в первый, но однозначно — в последний раз. Причудливо украшенные звукоизоляцией стены не производили былого впечатления, да и в целом, это место порядком надоело. Имея четыреста миллиардов звёздных систем вокруг, глупо надолго оседать в какой-то одной, даже если она особенная по каким-либо причинам. Дела мои здесь, весьма успешные, подошли к логическому завершению. Пора искать новые возможности и заводить новые знакомства.

— О чём задумался, Ньютон? — Плавный ход мыслей, улетевших далеко за много световых лет, прервал необычный для женщины голос: с хрипотцой и провалами в высоких нотах, срывающийся на двойных гласных и стихающий к окончаниям слов. Странная манера говорить, меж тем, дьявольски эффектна: ты непроизвольно вслушиваешься в каждое её слово, ловишь любую звуковую волну, и когда она умолкает, то почти физически ощущаешь нависшую тишину. Но где-то в глубине сознания продолжаешь снова и снова смаковать хорошо расставленные акценты последних слов.

— Пора собираться, Диана. — Я старался отвечать по возможности сухо и коротко. Сделав небольшой глоток очень редкого здесь ежевичного сока, я разглядывал её лицо поверх затейливого края бокала. — Меня поражает твоё умение тонко подбирать напитки к разговору. — Разведя в стороны руки, я выполнил учтивый поклон. Её всегда задевала даже самая малая лесть, впрочем, я сказал правду. — Разнообразия твоего бара мне будет не хватать.

— И только? — Она наклонила голову ещё больше в сторону, от чего длинная чёлка каштановых волос приоткрыла красивую тонкую шею. Уголки её губ вздрогнули и тут же вернулись обратно.

— Даже не напоминай, пожалуйста. Я стараюсь забыть ту партию в покер как жуткий сон. — Рефлекторно откинувшись на мягкую спинку кресла, чей бархат с опьяняющей податливостью принял моё тело, я театрально прикрыл глаза рукой, всем своим видом показывая незаинтересованность в данной теме. В ответ до моих ушей донёсся тихий смешок и лёгкое шуршание ткани, видимо моя собеседница также сменила положение тела. — Это была чистой воды случайность. Нелепица…

— Ньютон, случайности не случайны, и ты хорошо знаешь это. — Диана понизила свой голос до шёпота, который разлетался насмешливым ветерком по небольшой уютной комнате. — Твой спринтерский забег по коридорам станции в одних эм… — Она умолкла, словно смакуя в памяти моё фиаско. Да, я скверный игрок в покер. Зато прекрасно умею заводить правильные и важные знакомства. И как показало время, та игра стоила свеч.

five seconds / Murph Newton

За моей спиной еле слышно раздались осторожные шаги клерка. Внимательный взгляд её янтарных глаз поверх моего плеча и внезапно растаявшая улыбка говорили об окончании аудиенции. Пришло время расставаться.

— Свободен! — Глава Kuun-Lan, взмахом руки отправила своего помощника обратно. Секундой позже, черты её лица разгладились, в глазах проявилась усталость, а напряжение скул спало. Её взгляд скользил по замечательным картинам — произведениям былого искусства, с необыкновенной аккуратностью развешанных на изоляции стен, каждая из которых в своём силовом поле. Думаю, что многие из них были подлинниками. — Помоги, пожалуйста, подняться, Ньютон. — Она протянула в мою сторону худые изящные руки, украшенные лишь одним ярко-жёлтым янтарём в простеньком обрамлении, в то время как два других — глубоких как сама бездна, рассматривали мою душу.

У меня никогда не было интереса расспрашивать, но ходили разные, порой невероятные слухи о том, как Диана стала инвалидом. Кто-то клялся, будто сам видел, как её чуть ли не пополам раздавило переборкой, когда несколько лет назад она спасла десятки людей. Кто-то шептался, что, всё подстроил бывший её любовник, который возжелал занять место во главе картеля. Третьи, так вообще бредили о неизлечимой болезни, погубившей вроде как, весь её род, а саму Диану на всю жизнь приковали к протезам, хотя достоверно известно, что она потеряла свои ноги во время пожара в 3296 году. Важно во всех этих историях, пересказах и байках одно: всё, что нас не убивает — делает сильнее, а позиции Дианы сейчас сильны как никогда.

Мягкая ткань кружевными волнами спадала вниз, скрывая от неосторожного взгляда неловкое движение. Не смотря на крепкую опору в виде моих рук, подъём Диане давался с некоторым трудом. Опасаясь непоправимого, я перехватил её под локотки, не давая боковому качению вывести тело из равновесия. Дыхание было не ровным. Я на себе ощущал, как высоко подымается и тяжело опадает её грудь.

— Спасибо, дорогой. — Она первой прервала неловкое молчание после секундной паузы. Я же продолжал любоваться её дивными очами. — Старые механизмы уже не так хорошо справляются, к моему сожалению, а новые… — Лёгкая печаль тенью легла на лицо моей спутницы. — За новыми необходимо лететь в центр пузыря — здесь операцию проводить не безопасно, сам понимаешь. — Диана взяла меня под руку, и мы неспешным шагом, шурша одеяниями, вдыхая ароматы благовоний и перебрасываясь короткими фразами, вышли из её «логова» по направлению к докам.

— Госпожа, весь груз проверен и доставлен на борт. — С низким поклоном отчеканил невесть откуда взявшийся лысоватый техник. Диана похлопала его по плечу, и тот удалился так же быстро, как и предстал перед нами. Сказать, что я был удивлён — нет, но любопытство брало верх, как и моя левая бровь.

a10-4

— Ньютон, ты ведь не откажешь мне в последней услуге, правда? — Обычно насмешливый взгляд моей спутницы приобрёл очертания грусти. Янтарь её глаз потускнел, как и переливчатая речь перестала блистать разнообразием нот. — Погоди, не перебивай. Не спеши. — Протестующе, ладонью руки она прикрыла мои губы, уже готовые разродится многоуровневой тирадой. В мгновение до меня донёсся сладковатый пряный аромат от её запястья. — Совсем скоро состоится коронация и вступление на имперский престол Ариссы Лавиньи-Дюваль. Я хочу, чтобы ты доставил груз в штаб-квартиру империи. Со вчерашнего дня, всем пилотам на ограниченное время дают разрешение на посещение системы. Я знаю, как ты относишься к перевозке эм… людей, но поверь, они заслуживают лучшей жизни, чем могут предложить им здесь — на задворках обжитых миров. Пожалуйста, Ньютон. — Её глаза заблестели при тусклом свете коридора, десятки ярких бликов заиграли на проступившей влаге и задрожали в желании вот-вот сорваться. Диана, до этого крепко сжимавшая мою руку, отпустила её и отступила на шаг. Ещё мгновение и она, резко развернувшись, при этом с трудом сохранив равновесие, зашагала прочь не оборачиваясь. — Прощай, Мёрф Ньютон. Свидимся ещё! — Бросила Диана через плечо, так и не дав мне возможности, что-либо ответить.

Я с минуту стоял, прислонившись к прохладной стене, вглядываясь в опустевший коридор. В голове, приготовленная было по всем правилам каша, дала течь и сбежала. Мысли, жужжа, бесформенным роем наполняли голову. Поведение Дианы, до сих пор неокрашенное и каплей сентиментальности, было крайне неожиданным и парализовало всё нутро. Мозаика не хотела складываться, а стоять столбом, не имело никакого смысла. Взъерошив рукой волосы, я двинулся к третьему доку, где всё уже давно было готово к путешествию.

five seconds / Murph Newton

— Диззи, готовь корабль к вылету. — Торопливо, на ходу, я отдавал указания своему помощнику. — Мы меняем курс: проложи быстрый маршрут в систему Achenar. Летим в цитадель Империи, как бы нам этого и не хотелось.

— Уже давно готово, Ньютон. На борту двадцать одна криокапсула. Все они зафиксированы герметичны и стабильны. — Голос дроида был до скучного будничным.

— Как двадцать одна? Мне сказали их будет двадцать. Бред какой-то… — Перепрыгивая сразу через две-три ступеньки, я буквально влетел внутрь «Кобры». Идти к трюму и сверяться с накладной чертовски не хотелось. — Ладно, Диззи, разберёмся позже. Одной больше, одной меньше. Стартуем!

Корабль заметно вздрогнул и его качнуло в тот момент, когда поворотная люлька пришла в движение. Не удержав равновесие на бегу, я зацепился ногой о небольшой порожек и рыбкой юркнул в распахнутые двери рубки.

— Ох, не к добру это. — Ворчал я, потирая ушибленное колено. — Что? Я кажется, услышал чей-то смешок?

Cmdr Murph Newton [Dawes Hub, Achenar]
16 Окт 3301, Личный дневник

Среди камней и глыб

Привет малыш! Софи, дорогая моя, очень скучаю по тебе. Слышал ты где-то на далёкой планете — в полевом лагере. Скорее всего прямо сейчас изучаешь какого-нибудь очередного вертокрыла или бокохвоста. Уверен, ты обязательно найдёшь нечто необычное и я в очередной раз, впрочем, как и всегда — буду гордится своей дочуркой. У твоего папы всё идёт по плану. От расписания не отстаю! Целую, малышка… Да, Мыша, высылаю тебе небольшой ролик — мы с Диззи недавно сняли его специально для тебя. Обнимаю…

Cmdr Murph Newton [Al Sufi Settlement, Diabingo]
14 Окт 3301, Исходящие

Запись 9

Охота на зайцев

Пара дней выходных после трудовой недели, проведённая в окружении астероидного поля у прекрасной бело-голубой звезды Beta-1 Tucanae, чьё мистическое освещение заливает всё вокруг фиолетовыми гранями — прекрасное место что бы привести в порядок мысли, отдохнуть и продумать дальнейшие свои шаги. Всего семь прыжков, и наша новенькая, только сошедшая с конвейера Кобра, легко преодолела расстояние в 130 светолет лишь для того, чтобы зависнуть среди космических глыб в монотонном танце дервишей. Медленно вращаясь вокруг своей оси я десятки, а быть может и сотни раз, наблюдал как тяжёлую шаль тьмы сменяет рукотворный рассвет звезды класса B, высвечивая проплывающие между нами астероиды. Жестокие лучи светила обнажают, порой, причудливые формы, выхватывая забавные пятна небольших кратеров на испещрённой поверхности моих молчаливых соседей.

— Интересно, сколько в этом поясе глыб, а? — Запрокинув ноги на панель я наблюдал за тем, как тяжело поворачиваясь и загораживая своей тушей почти весь обзор, медленно появился «медведь» — так «про себя» я назвал самый большой в ближнем пространстве астероид. С его вальяжного выхода на сцену начинался мой местный закат. — Быть может миллионы или миллиарды… Диззи, чего молчишь? — Прищурив один глаз, я пытался поймать последний, от того самый яркий, лучик звезды.

cmdr murph newton beta-1 tucanae

— Я считаю, Ньютон… — Ровным тоном, без намёка на интонации, ответил дроид.

— Астероиды? Брось, это были мысли в слух… — Перекинувшись через кресло, я успел заметить макушку её головы перед тем, как всю рубку корабля поглотила кромешная тьма. — А, чёрт! Диззи, выруби фонарь. — Не успев зажмуриться или заслонить глаза рукой я слишком резко дёрнулся в сторону и теперь, осев в кресле, я несчастно тёр слезящиеся глаза и «ловил зайчиков». Огромный медный колокол в моей голове бил набат.

— Ньютон, пожалуйста…

— Диззи, чтоб тебя! — Осыпая весь мир проклятиями, я поймал себя на мысли, что впервые злюсь на дроида. Эта новая мысль, словно нож в масло, пройдя по всем подкоркам моего черепа, отозвалась тупой пульсацией в висках. — Дьявол… Прости, Диззи, здесь нет твоей вины. Скоро всё придёт в норму. Ох… — В попытках ослабить неприятные ощущения я сильно зажмурился, затем широко распахнул глаза. Как итог — зайчики начали танцевать в диком блуждающем плясе, а к горлу подкатил неприятный ком.

— Эм… Так сколько ты уже насчитала, Диззи? — Я решил отвлечься разговором со своим спутником, практически выдавливая каждое слово.

— Спасибо, Ньютон. — Тепло благодарности и бархат её голоса начал оказывать своё лечебное действие. — Я всё ещё считаю… — Выдержав микропаузу, зазвучало официальное стаккато: — Коммандер, я считаю, что нам пора возвращаться к своим делам.

На секунду, в рубке повисла такая тишина, что было слышно, как сдавленно гудят силовые щиты корабля.

— Да чтоб тебя, Диззи! — Произнеся эту фразу снова, я расхохотался во весь голос, не сдерживая слёзы, щедро орошавшие всё вокруг. Смех — лучшее лекарство, всегда напутствовала меня мама и была права на все сто. — Снимаемся с якоря, Диззи.

cmdr murph newtoncobra mkiii flying

Cmdr Murph Newton [Дальний космос, Beta-1 Tucanae]
13 Окт 3301, Личный дневник

Запись 8

Память нельзя продавать

Медленным шагом я ходил вокруг корабля и этот цикл был, наверное, уже шестым или седьмым по счёту. Военная броня нашего сайдвиндера была в заметных ссадинах. То и дело встречались тяжёлые отметины в хвостовой части. Ещё буквально вчера свежая краска, стала похожа на окрас «хаки» с зияющими проплешинами металла.

Пять раз за последний рейс нас пытались перехватить в круизе и дважды мне не удалось этого избежать. Последний бой оказался крайне болезненным: экстренного запаса кислорода в скафандре оставалось всего на пару минут, когда силовой барьер Binney Horizons оградил меня от висевшего на хвосте пирата и вечной мерзлоты сурового космоса.

Остановив своё шествие, я оперся рукой о переднюю стойку корабля, возможно, единственное нетронутое боем место на сайде. Дыхание слегка участилось. Я очень плохо переношу крайние температуры, поэтому помирать, по мне, лучше в тепле или на крайний случай — быстро. Ни того ни другого мне предоставлено не было, и я очень быстро «сделал ноги», выжав при этом из маленького железного домика последние соки.

cmdr_murph_newton_spacecam_00029-2

— Эй, на манипуляторе! — Пришлось поднапрячь голосовые связки, чтобы докричаться до проезжающего невдалеке техника. — Подбрось-ка на нос.

— Запросто, коммандер. — Как и я, перекрикивая окружающий гам, отозвался молодой паренёк. Сделал он это с завидной лёгкостью, словно мы располагались за соседними столиками в тихой кофейне, а не в ангаре станции, где вокруг нас утробно гудела добрая полусотня машин и кораблей.

— Цепляйся давай. — Передо мной опустилась железная лапа и я одним прыжком закрепился на её высокой площадке. — Крепко досталось тебе, смотрю. Добро пожаловать на околицу, коммандер. — Паренёк, совсем ещё юный, озарил меня щербатой улыбкой, будто отражение кабины моего корабля.

— Судьба, ты ироничная стерва. — Проворчал я, соскочив на расцарапанную поверхность корабля, тихо, словно боясь, что она услышит. — Ничего, бывало и хуже. Спасибо за помощь. — Улыбнулся в ответ я технику уже покидавшему площадку.

— Удачи, коммандер. — Его последние слова, застали меня за осмотром огромной щербины в стекле. Присев на одно колено, я медленно водил перчаткой вдоль пролома, разглядывая причудливый узор из трещин и каким-то чудом державшихся осколков.

Неожиданно, моё внимание привлекли два странных тёмных пятна на противоположной от меня переборке кабины.

«Вот же!» — я с шумом выпустил воздух из лёгких. Отклонившись немного в сторону, чтобы не мешать свету прожекторов осветить то место, я внимательно разглядывал глубокие раны — подарок от АСПа и его многоствольных орудий. Как не крути, а будь хоть чуточку я менее удачливым, то эти отметины красовались бы багровым переливом в изголовье моего кресла. «Очевидно, у меня перед тобой должок, Судьба?» — Вопрос был риторическим, и я с едва заметной улыбкой осторожно юркнул внутрь корабля, чтобы вытащить на память презент.

— Ньютон, зачем тебе эти кусочки искорёженного металла? — тихо подкатившая сзади Диззи была сама галантность. Она заглядывала то справа, то слева, но моё тело перекрывало весь обзор и удобного ракурса для дроида не находилось. — Я могу достать их быстрее. Хочешь, помогу, Ньютон?

— Диззи, спасибо, но я сам. — Буркнув через плечо, я наконец выковырял первый, расплавленный по краям, примятый цилиндр. — Смотри какая прелесть, Диззи, вот из этого сделаю тебе памятную табличку и прикреплю вот здесь или здесь… — Я с напускной серьёзностью наклонился над дроидом в попытке примерить будущий аксессуар, но она резко откатилась в сторону кресла, недовольно мотая головой и жужжа, словно пчелиный рой.

— Коммандер, вы нарушаете правила эксплуатации протокольного…

— Успокойся, подруга! — Прервав обиженную речь своего спутника я принялся за операцию по отделению второй болванки от металла переборки. — Сделаю какую-нибудь безделушку, например, баблхед-фигурку… На память. — Эта идея мне показалась чертовски заманчивой. — Скажи, Диззи, мы забрали все вещи?

— Конечно, Ньютон, я проследила и проверила девять раз.

— Эм… Зачем девять раз? Ты перестала себе доверять? — Я развернулся в сторону дроида чуть ли не всем телом, приподняв удивлённо бровь.

— Ньютон, это что бы ты меньше спрашивал. — К Диззи вернулся её привычный сарказм. — Все вещи упакованы, кроме вот этих штук. — Бьюсь об заклад, что услышал, как она фыркнула перед тем как покинуть небольшой, но уютный мостик уже не нашего сайдвиндера.

Я догнал дроида в глубине кривого узкого коридора, проходящего почти через всю станцию и соединяющего большинство ангаров. Не спешно шагая, что бы отогнать тоскливые мысли я занялся излюбленным делом: следить за тем, как вдоль стен почти у самого свода, то сходятся в толстенные пучки, то разветвляются на десятки узких жилок силовые кабели в своих бронированных оплётках. Одни протискиваются вглубь, другие выходят наружу — они встречаются переплетаются и расходятся. Кровеносная система кориолиса забавными сплетениями лиан окутывает все помещения, проникая в его недра, соединяя реакторное сердце и мозговой центр станции.

— Диззи, отмени сделку! — Резко выпалил я, отрывая взгляд от стен.

— Мы не будем его продавать. Возьми наряд на ремонт и консервацию сайдвиндера. Я должен вернуть эту малышку настоящему хозяину. — Яростно жестикулируя и ускорив шаг я комментировал скоропалительное решение убеждая больше самого себя, чем объясняя что-то дроиду.

— Ньютон, хорошо, но это лишит тебя почти всех сбережений. — Дроид повернул свою головку на 180 градусов, продолжая движение впереди меня.

cmdr_murph_newton_spacecam_00063

— Всё верно, Диззи, на заправку хватит, а остальное заработаем. Память продавать нельзя… Пойдём скорее поглядим на нашу новую красавицу и распакуем вещи. У меня сегодня нет желания ночевать в капсуле.

Окончание фразы пришлось как раз на последние метры перед двадцать седьмым доком — цели нашего крохотного путешествия. Завидев нас, пожилой офицер спешно отодвинулся от тяжёлого ящика у которого ожидал, опираясь на весьма дорогую трость — такими часто награждают при увольнении в запас. Прихрамывая на левую ногу, он двинулся в нашем направлении. Подгоняя дроида, я знаком попросил его остановиться — мол не спешите, сами подойдём. Служащий, сделал лёгкий кивок головой и вернулся на своё место, аккуратно прислонив трость к стенке контейнера.

— Отличная корабля конфигурация, коммандер. —Хрипловатым баритоном приветствовал нас офицер шагов за двадцать. Его глубокие карие глаза обрамляла паутинка смешливых морщинок. Он что-то высматривал на планшете, лежащим по правую руку. — Кхе-хе. Ньютон! Да, Ньютон. Что же, согласно спецификации, собрано всё. Не поскупился ты, вижу я. Кхе-хе. В наших краях верой и правдой послужит такой корабль. Положите руку на планшет пожалуйста. Принимая корабль этот, клянётесь ли вы ценить его и оберегать от напастей страшных. В богатстве или бедности…

— …в глубине космоса или у станции мирной, в астероидном поле или бою страшном. Клянусь! — Я вспомнил эту детскую считалочку. Без неё не начиналась ни одна игра в наших краях и с удовольствием процитировал, казалось бы, потерявшиеся глубоко в памяти слова.

Он слушал меня с широкой улыбкой и добрым прищуром глаз седовласого старца. Протянув планшет, крепко пожал мне руку и хлопком по спине попрощался.

— Удачи, коммандер Ньютон! Удачи… — Напутствовал пожилой офицер, опираясь на весьма дорогую трость. — Помните о… — Последние слова растворились в глубине коридора.

— Помните о своей клятве, коммандер! — Подражая голосу старика произнёс дроид. Её то электронное ухо куда более чуткое, не в пример моему.

— Что бы я делал без тебя. Давай, Диззи, познакомимся уже с нашей Коброй.

Cmdr Murph Newton [Binney Horizons, HIP 105408]
11 Окт 3301, Личный дневник

Запись 7

Один есть

Два дня прошло с тех пор, как я по рекомендации Мадуч, вполне неплохо устроился в Diabingo. Заказы на контрабанду, в чём не приходилось даже сомневаться, от ребят из Kuun-Lan были не то что бы частыми, но постоянными. Не гнушался я и более дешёвыми перевозками руды, оборудования и одежды. Трюм нашего сайдвидера всегда был забит под завязку и старый запах спаривающихся альтаирских тварей выветрился давным-давно.

В те недолгие перерывы между рейсами, я смог поспать часа три не более, и очень устал. Местные работяги возвели монотонный процесс погрузки/разгрузки в нечто совершенно возвышенное. Со стороны могло показаться, что они работают совершенно без устали. Точно так же без перерыва, садятся и взлетают торговые суда. Иногда возникает очередь к единственной средней платформе, и тогда в небольшие окна станции можно наблюдать весёлый хоровод ожидающих АСПов и T6 на фоне постоянного заката. Здесь, на краю обжитого пузыря, очень ценят своё и что главное — чужое время. Работают быстро, лишних вопросов не задают и улыбаются реже. Уровень опасности в этих системах во сто крат выше, чем в центральных системах, но и платят тут соответственно. Окраина — для отчаянных пилотов и авантюристов и мне, на данном этапе, здесь самое место.

Последний рейс нам с Диззи дался с трудом. Он был долгим, изматывающим и со всех сторон нервным. А начиналось всё до скуки буднично: точка прыжка выбрана, ЦУП станции дал «добро» на взлёт. Поднимаясь на платформе, в ожидании старта, я любовался пульсацией низко расположенного над горизонтом млечного пути полумесяца планеты. Не обращая внимания на отодвигающиеся створки ограничителя дёрнул вверх манёвровыми, лишь услышав знакомый щелчок. Корабль нехотя оторвался от холодного метала. Я быстро убрал шасси и плавно вывел ручку управления двигателем на две-третьих мощности. Посадочные площадки на добывающих станциях не имеют силового барьера, и ты сразу оказываешься в открытом космосе. Такой способ мне нравится куда больше, чем нудный выход из кориолиса, где в узкой воронке того гляди встретишь несущийся на встречу Вайпер или ещё хуже — тушу Т9.

По уже заученной траектории вокруг станции я спокойно выводил сайдвиндер к месту прыжка в HIP 105408. До сброса гравитационного барьера станции оставалось несколько секунд, когда кокпит засиял предупреждающими огнями и раздалась трель зуммера. Что-то расположилось в опасной близости по правому борту. Кто-то потерял груз? Мусор? Да ладно, где вы видели в последний раз мусор вокруг станции — хирургическая стерильность космоса, да и только. Мгновение и на радаре стрелкой вверх нарисовался маркер чужого корабля. Романтика путешествий в мгновение ока растворилась в холодной жестокой реальности ослепляющего импульса лазера. В станционной зоне запрета огня только идиот выстрелит… Или очень опасный человек.

elite dangerous pirate

«Да, друг, в этой части галактики такого малыша встретишь не часто». — проговорил я, выворачивая голову вправо и вверх в надежде разглядеть наглеца. Адреналин ещё не успел рвануться в кровь, а значит можно доверять трезвости своих суждений: то что мы не засекли чужой корабль на радарах скорее всего объясняется тем, что у него был включён режим «бесшумного хода», а значит его щиты опущены и у меня есть немного времени пока они восстановятся.

— Чёрт, не видно!« — я тихо выругался, ожидая сигнала о выходе из демилитаризованной зоны — Диззи, что у тебя?

— Ничего, Ньютон, транспондер противника не отвечает. — Дроид всё ещё отрицательно вертел головой, когда наш корабль легонько качнуло и мы услышали потрескивание защитного поля. На голо-панели синеватым пульсаром расходились волны от места попадания. — Есть, коммандер, это Игл! Наши щиты девяносто два процента. — звонко отрапортовала Диззи. — Восемьдесят пять процентов. — Тут же поправила она, после очередного попадания в наш зад.

— Пристегнись, подруга! — Прокричал я и нажал на кнопку форсажа. Мы почувствовали лёгкий толчок тяги и Диззи на долю оборота откатилась назад. Демпферы корабля, не смотря на возраст, справлялись со своей задачей вполне сносно. Тяга двигателей стремительно приближалась к своему максимуму, и я перешёл на ручное управление. «Flight assist off» — услышал подтверждение своим действиям. В этот момент меня отчаянно возмутила иностранная речь, проникающая в сознание сквозь нарастающий стук в ушах. Это адреналин выжигающим потоком устремился по всем сосудам моего тела. «Пёс сорвался с цепи…» — не бог весь откуда всплыла цитата из старого стихотворения, которое так любила бабушка Хвоя. Хаос длился мгновение, какую-то его часть. Движение пальца и оружейные слоты активированы. Реверс двигателя и ускорение, устремившее мой корабль прочь от противника, позволило мне быстро развернуть корабль на 180 градусов и зафиксировать, раскрашенный красной мастью Игл, в прицелы импульсных лазеров. «Flight assist on» — сигнал пришёлся в точь на окончание сканирования пирата сенсорами. Да, это был самый обычный пират, каких тут скапливается словно гнуса в душный жаркий день на моей родине. И да, он был идиотом… Скорее всего был идиотом, решив очевидно, что торговец на сайдвиндере обязательно должен продать всё лишнее, в том числе и оружие, ради облегчения веса корабля.

— Сюрпрайз! — С лёгким налётом ехидства протянули мы с Диззи хором. Я с силой нажал на гашетку. Два ярко-красных луча прорезали медленно таящее расстояние до Игла. Оружие на подвесах имеет слегка меньший урон, зато даёт гораздо больше возможностей для одновременного ведения огня и маневрирования. Встречный огонь последовал незамедлительно, но броня моего противника уже начала таять на глазах — расплата за самонадеянность и глупость.

— Щиты тридцать процентов — монотонно сообщила Диззи, в тот момент, когда пират на форсаже проскочил мимо меня, пытаясь за счёт более лучшей манёвренности своего Игла снова зайти в мой хвост. Но момент был упущен. Очередное сближение, лазеры оставляют чётко оформленные раны на обшивке пиратского корабля. Ещё одно попадание и на доли секунды яркая вспышка озарила кокпит заставив меня невольно зажмуриться. Тишина сковала весь объем. Стук в ушах начинал ослабевать, и я убрал оружие, разворачивая корабль к точке прыжка.

elite dangerous. В целом безвредный width=

— Поздравляем вас с первым повышением, командир! Федерация пилотов присваивает вам боевой ранг «В целом безвредный». Я присоединяюсь к поздравлениям, Мёрф. — Диззи торжественно процитировала поступившее сообщение. — Ньютон, нам выписали ваучер на 3 400 Cr — Ёрзая у переборок задней панели, уже более будничным тоном добавила она.

— Обналичим в другой раз, Диззи. Пора доставить груз его владельцам.

Cmdr Murph Newton [Binney Horizons, HIP 105408]
09 Окт 3301, Личный дневник

Ранг повышен: теперь вы мелкий торговец

Хорошая работа, командир. Ваши успехи в области торговли не остались незамеченными. Федерация пилотов награждает вас новым рангом — «Мелкий торговец».

Федерация пилотов [Moseley Settlement, Juma]
06 Окт 3301, Входящие

Запись 6

Уровень юмора 75%

— Диззи, ты записываешь? — Спросил я дроида, делая небольшие пометки вдоль проложенного маршрута на навигационной панели.

— Конечно, коммандер. Впрочем как и вчера или час назад. Я всегда записываю Ваш голос, Ньютон. Мне он симпатичен. — дроид иронизировал.

— Диззи, какой у тебя уровень юмора?

— Девяносто два процента, Ньютон. — Мне кажется я услышал нотки гордости.

— Поставь семьдесят пять. — Я медленно повернулся в её сторону.

— Коммандер, простите, мне кажется я п-п-п-перестаю п-п-п-понимать вашу речь — Дроид начал заикаться и в такт моргать красным огоньком. Она прекрасно умела синтезировать эмоции.

— Диззи, хочешь пятьдесят процентов?

— Уровень юмора установлен на семьдесят пять процентов, Ньютон. Мы можем продолжать запись? — она откатилась в дальний от меня угол.

cmdr_murph_newton_spacecam_00010. Sidewinder

— Спасибо, Диззи. Бортовой журнал, запись пять. Текущая дата: 3301:10:07. Пока в наш сайндвиндер догружают последнюю партию Галлита, мы с Диззи коротаем последние часы в этом секторе и составляем подробный план действий. Нам предстоит не близкая дорога на более чем в 200 световых. Я решил не тратиться на фуелскуп, который позволил бы заправится от ближайшей звезды, а вложить все кредиты в товар. По этой причине пришлось скорректировать маршрут таким образом, что бы он проходил через населённые системы с близко-расположенными станциями. Лучше проскочить лишний десяток световых лет в гиперпространстве, чем волочиться сотню тысяч светосекунд до станции.

«Для бешеной собаки это не крюк» — подумал я и передвинул последнюю точку выхода. — Прекрасно, Диззи, у нас отлично оптимизированный маршрут на пятнадцать прыжков. К обеду будем на месте. Конечно, если погрузчики вовремя выполнят свою работу, чья медлительность начинает меня раздражать.

— Ньютон, могу ли я поправить тебя? — почти пропищал дроид и не дожидаясь ответа продолжил — Команндер, мы можем сократить путь если проложим маршрут через Ingguromal и Jeidubia на 13.6 световых лет. Это позволит нам сэкономить…

— Диззи, остановись. — Почти с нежностью прервал я речь дроида, — Нам сегодня нет нужды экономить на топливе. Давай лучше сэкономим время. Ведь время — единственный ресурс, который нельзя восполнить. Ты согласна?

cmdr_murph_newton_spacecam_00128. humor_75_percent

— Как скажешь, Ньютон. — Ответила Диззи ничего не выражающим тоном. — Я продолжу вести запись? — Она спешно подкатилась практически вплотную к моему креслу и уставилась своим единственным глазом-камерой в сторону остекления кабины, за которой, будто полчища насекомых копошились погрузчики станции. Я провёл рукой по её небольшой головке. Диззи тихо шуршала своей механикой.

Cmdr Murph Newton [Wohler Terminal, Kremainn]
06 Окт 3301, Личный дневник

Запись 5

Пора двигаться дальше...

Вчерашний вечер оказался весьма удачным на информацию. Не так легко найти выгодные маршруты для торговли или хорошо оплачиваемые заказы, а всё вместе да с коротким перелётом — редкость ценная. Большинство пилотов такой информацией делятся крайне не охотно, а зачастую и под пытками будут молчать. Но благо, что наш мир наполнен абсолютно разными людьми. Поэтому встречаются и другие: открытые честные и добродушные собеседники. Таким человеком оказался ещё не пожилой, но умудрённый опытом, Cmdr Madouc, с которым мы провели в задушевной беседе остаток минувшего дня.

— Можно к вам подсесть? — Надо мной склонился внушительных размеров бородач. Его глаза сузились в весёлом пьяном прищуре. — Я вижу, капитан, вы скучаете здесь один за рюмкой коньяка. Не будите ли вы против приятной компании?

— От чего же. — Вторил я, указывая незнакомцу на кресло, расположенное прямо на против моего. — Всегда рад, задорному общению. Мёрф Ньютон — протягивая руку, представился я.

— Друзья меня зовут Мадуч — Свои слова он сопроводил крепким рукопожатием и мягко опустился в кресло. Мы одновременно подозвали официанта и улыбнулись друг другу как старые знакомые. Быстрым взглядом я отметил узкий шрам, проходящий через его правую скулу и поднимающийся к виску. Такие часто встречаются у тех пилотов, которые использовали первые версии экипировки от Дайнэмикс Сол. У таких шлемов был дефект — при резком падении давления сминались боковые ребра. Люди пытались судиться с производителем, но максимум что они могли добиться в борьбе с корпорацией — страховка.

— А-а-а это!? — Мадуч провёл широким пальцем вдоль темной линии. — Это подарок от пирата Золтона Красного. — он расплылся в широкой улыбке, от чего шрам приобрёл вид полумесяца. — Пусть вечность пространства укрывает его. Мой первый бой с этими засранцами, окончился весьма печально для них. А для меня пробитой кабиной, кислородом на 5 минут и раздавленным шлемом, который оставил этот след. Красиво да? — Мадуч как смог близко приблизил ко мне своё лицо, перевалившись через стол.

Мы относительно громко смеялись, подшучивая друг над другом, соседними столиками и официантами. Вскоре вокруг нашего стола, организовалась шумная компания из десятка таких же подпитых товарищей. Время летело быстро, люди постепенно стали расходится и было уже далеко за полночь, когда я решил со всеми попрощаться, а мой товарищ предложил немного пройтись вместе. Шагали мы неспешно, шагать нам было по-пути.

— Мёрф, — Мадуч, по-дружески приобнял меня за плечо, — Я смотрю с финансами у тебя как у моей старушки, Не обижайся, я многое видал. Послушай мой совет. — Он сделал глубокий вдох и ещё сильнее замедлил шаг…

cmdr_murph_newton_spacecam_00044

— Собирай свои вещи и направляйся в систему Diabingo. Это примерно в двух сотнях светолет от сюда. Там найдёшь Cmdr Karan S’jett из Kuun-Lan, скажешь что от меня. Он имеет обширные связи и сведёт напрямую с клиентами. А заодно передай ему привет от старого друга и вот эту табакерку пожалуйста. — Он протянул мне миниатюрный обитый бархатом коробок, который я быстро убрал в карман куртки. — Помни это имперская система. У тебя же нет проблем с империей? — Я молча кивнул и Мадуч ответил взаимным кивком.

— Отлично, Ньютон. Запоминай, значит: В Diabingo расположена одна единственная станция — Al Sufi Settlement и находится она совсем близко к маякам, что не очень здорово, как ты понимаешь, с одной стороны — много не нужных торговцев. Почти все местные компании аффилированы с Kuun-Lan или имеют представительства в соседней HIP 105408 на станции Binney Horizons, та в свою очередь располагается аж в трёх тысячах световых секунд. Толстосумы туда не лезут. Хе-хе. Большинство курьерских заданий, контрабанды, торговых и баунти-миссий, которые ты сможешь взять, будут связаны именно с двумя этими системами. Что бы не летать с пустым трюмом понапрасну, советую возить с Diabingo на Hip 105408 Серебро, а обратно — Реактивную защиту. Небольшой, но профит, будешь иметь постоянно. Да, Al Sufi Settlement не имеет систем сканирования, в то время как у кориолиса Binney Horizons, они хотя и есть, но благодаря моим друзьям и мне лично, работают до сих-пор крайне не стабильно. — Мадуч лукаво подмигнул, похлопав меня по спине. — Если захочешь заняться добычей полезных ископаемых, то пожалуйста — богатые на залежи металлов кольца в HIP 105408 к твоим услугам. Кроме того, слышал, что недавно там же открыли парочку Hazardous Resource Extraction Sites. Не плохо, да! Ты согласен со мной? А-а! — Он помахал большой ладонью — Вижу как заблестели твои глаза. Я тоже был когда-то таким — жадным до приключений и романтиком в душе. Правда я таким и остался! — И мы оба расхохотались.

— Ну вот, Мёрф, я и на месте. Видишь свет горит, это мои окна… — Глаза Мадуча расширились, — Ох, дьявол, Маринэт похоже не спит ещё… Ой и попадёт же мне! Это ураган а не женщина! — Он быстро рванул через улицу на другую сторону. — Прощай, коммандер и удачи в твоём путешествии. — Крикнул Мадуч, скрываясь во входном проёме гостиницы.

— Прощай, коммандер — эхом отозвался я. — Пора собираться в дорогу.

Cmdr Murph Newton [Wohler Terminal, Kremainn]
06 Окт 3301, Личный дневник

Запись 4

Всё делается в медицинских целях, вы же понимаете...

— Диззи, начни запись. — Дроид весело дважды моргнул — Который день уже летаю из одной системы в другую и обратно. То перевозя небольшие грузы, то выполняя курьерские задания. Денег на счету прибавляется, но всё как-то не очень быстрыми темпами. За не большие заказы и платят то не шибко много.

Но недавно, благодаря напыщенной даме из Wurr Organisation, для которой я перевозил каких-то тварей родом из Альтаирского сектора, чуть не пришлось стать на трёх-суточный карантин для очистки трюмов. Эта нечисть, видите ли, на борту моего корабля решила справить свой брачный сезон. В это время, оказывается, их секреты выделяют такую ядрёную вонь, что кажется метал разъедает. А я-то, обрадовался поначалу, что раскрутил дамочку на дополнительные кредиты за страшные морды её питомцев, не обратив внимания на то, что она уж как-то подозрительно быстро согласилась на завышенные условия. Было искренне жаль тех бедолаг, которые на Aristotle Gateway разгребали это дело. Мне же, предстояло провести несколько дней в местных службах и барах.

Elite Dangerous — Wurr

— Всё что ни делается — всё к лучшему. — неожиданно, голосом бортовых систем, произнесла Диззи.

— Чёрт! Да ты разговариваешь. — Выругался я, подскакивая с кресла и удивлённо таращась на дроида — За эти дни, к сожалению, у меня так и не нашлось времени разобраться с твоими интерфейсами. Добро… Мы позже обсудим это. А пока, будь ласка, помолчи пожалуйста — Отмахнулся я, возвращаясь на место. — Но ты права, Диззи, всё к лучшему: не успел я выйти за порог таможенной службы, как ко мне подошел смешной внешности человек. Он представился Тимуром Архиповым, руководителем какого-то там отдела «чего-то там Юнион», а я даже и не помню уже, и предложил обсудить неотлагательное дело за кружкой пива. Ближайшие пару часов, пока оформлялись бумаги, заняться было нечем, так что я любезно согласился его выслушать. В конце концов необходимо налаживать кое-какие связи.

Мы достаточно оживлённо проболтали с ним чуть больше четверти часа. Тимур был прямым человеком с резкими интонациями в голосе. Он объяснил, что моё «горе» на самом деле большая удача и предложил «пользуясь случаем» провернуть несколько не совсем законных сделок. Я хотел было отказаться, но взглянул на предложение слегка под другим углом… Теперь я сам по себе. Контрабанда — дело не хитрое и хорошо мне знакомое, хотя и с противоположной стороны, а сулило приличный куш. Главное — чтобы твой корабль не просканировала Служба безопасности. Включаешь тихий ход и быстрым шагом в нужную точку. Платил Тимур в десять раз больше обычного гонорара и меня это полностью устраивало. Бонусом, он пообещал утрясти все вопросы с космопортом. Мы пожали друг другу руку и разошлись. Пиво было отвратного качества.

Всё делается в медицинских целях, вы же понимаете...

В половину третьего у входа в док мы встретились с Тимуром и его компаньоном. Они передали бумаги об отмене карантина и принесли глубочайшие извинения таможенной службы. Последнее выглядело забавно. В течении часа погрузчики доставляли и аккуратно складировали в трюме сайдвиндера контейнеры с «медикаментами». Тимур пожелал мне удачи и быстро удалился, а в моей голове яркими мазками вырисовывалась сладостная картинка, в которой уже этим вечером я устанавливаю на «малыша» новенький FSD A класса, присмотренный ранее на рынке. Прыжок в почти 20 световых даст нам с Диззи широкие возможности. А там глядишь…

— Не будем загадывать, Ньютон. — вставила Диззи. — У вас срочное входящее сообщение от Тимура Архипова.

— Диззи, спасибо за… Дьявол тебя побери. — С улыбкой посмотрел я на дроида. — Ты теперь всё время будешь разговаривать? Останови зап…

Cmdr Murph Newton [Baird Gataway, Xi-2 Capricorni]
05 Окт 3301, Личный дневник

Galnet: Первопроходец возвращается из глубин

Нам стало известно, что 5 января 3301 года, исследователь по имени капитан Коммодоре отправился в путешествие к Стрельцу А. Важно то, что пилотируемый им корабль, Eagle MK2, это первая попытка добраться до центра галактики на корабле такого класса.

С момента отбытия и до этой недели не было никакой информации о бесстрашном исследователе, пока наконец его Eagle не пришвартовался в дружественном порту. Ввиду длительного отсутствия практики стыковки, посадка была весьма жесткой.

За время своего десятимесячного вояжа, который уже успели причислить в разряд самых длительных путешествий, капитан Коммодоре собрал информацию о почти 3900 звездных системах, за что был вознагражден Universal Cartographics впечатляющей суммой в 123 миллиона кредитов.

Core Dynamics, производитель Eagle MK2 выразил явную заинтересованность в том что бы заполучить корабль капитана Коммодоре, с целью выставления его для потомков, что бы демонстрировать каким крепким является этот маленький корабль.

Elite Dangerous — Wurr

GalNet Радио [EG Main HQ, Euryale]
04 Окт 3301, Входящие

Ранг повышен: теперь вы полунищий

Поздравляем вас с первым повышением, командир! Федерация пилотов присваивает вам торговый ранг «Полунищий».

Федерация пилотов [Serebrov Station, Yakabugai]
04 Окт 3301, Входящие

Пять секунд до прыжка

Пять секунд до прыжка

Софи, солнце, спешу обрадовать тебя. У меня есть лицензия и небольшой корабль. Я зарегистрировался в Федерации пилотов и уже сегодня, взял пусть и простенькое, но от того не менее значимое задание. Оно ведь первое. Лечу в соседнюю систему Yakabugai на Serebrov Station, перевожу груз Уранинита. Денег платят совсем немного, но сейчас я готов за любую работу браться…

Малыш, осталось пять секунд до прыжка. Скоро связь оборвётся… Люблю тебя, Софи, обнимаю крепко.

Cmdr Murph Newton [(Спутник связи), LHS 3447]
03 Окт 3301, Исходящие

Запись 3

Подарок в подарке

— Диззи, начни запись, пожалуйста. — Дроид дважды приятно моргнул красным огоньком, — Бортовой журнал, запись три. Текущая дата: 3301.10.02. Говорить иногда сложнее чем писать, оказывается. Кхм… Я не хочу и не буду ворошить события последних дней. Возможно позднее. Возможно… Скажу лишь, что моё самочувствие оставляет желать лучшего.

Итак, в трюме, теперь уже моего сайндвиндера, Косовски оставил мне ещё один подарок — снующего, после активации, туда-сюда по всему кораблю, бортового дроида. Небольшого круглого с маленькой выступающей над корпусом головой. Модель такая же старая, как и его бывший хозяин и от того достаточно редкая. Большая удача. Вся память дроида? к сожалению, была очищена. Его сознание… Гм… Её сознание, надо отметить что дроид этот оказался женского рода, было сброшено к первоначальным настройкам. Мне пришлось дать новое имя, и я ничего не придумал более умного, чем назвать дроида в честь любимой кошки своей дочери. А, возможность выбрать имя дроиду даётся всего один раз, правда если ты не хочешь проходить через процедуру сброса и инициализации.

— О тебе я говорю, Диззи, о тебе. О таком надо предупреждать до того, как тебя назовут, а не после. — Я погладил тёплый, слегка шероховатый металл корпуса. Дроид в ответ несколько раз быстро прокружился под моей ладонью. Я ненадолго задумался. Компаньон на корабле в одиноком пространстве это действительно дорогого стоит. И какой из двух подарков Косовски более важный, я и не знаю.

Всё имеет начало и конец

Вчера вечером я зарегистрировал свою новенькую лицензию в Федерации пилотов, а уже сегодня, забрав все свои пожитки из капсулы в отеле станции, я перенёс их на корабль. Всего то пара небольших сумок и короб с ценными моей душе безделушками.

Теперь я безвредный, бесполезный и нищий. Таков мой статус. Что же, будем подниматься по лестницам вверх, шаг за шагом. Jameson Memorial и дочка уже давно заждались меня. Да и парочку должков ой как хочется вернуть.

— Ну что, Диззи, закончим на этом нашу первую совместную запись, да? — Дроид коротко пискнул. — Не терпится уже приступить к работе, взять задание и вперёд, на встречу этой безумной вселенной с её корпорациями, фракциями, пиратами и мириадами звезд! Всё возвращается на круги своя… Да, и добавь последнее фото, которое я сделал утром, пожалуйста. Надо бы позже написать Софи. Переживает поди… Конец записи…

Cmdr Murph Newton [Trevithick Doc, LHS 3447]
02 Окт 3301, Личный дневник

Запись 2

Памяти Вильяма Косовски

В следующий раз Косовски я встретил уже вечером в доках. Было что-то для меня неуловимое в образе старого пилота и члена Академии. Что-то до боли знакомое. Такое мимолётное и таящее, словно призрачная дымка в утренний час. Эта заноза в памяти не давала мне покоя ещё с утра.

Всё имеет начало и конец

— Мёрф, сынок! — услышал я задорный голос Вильяма, когда двери шлюза ещё не успели даже полностью разойтись, чтобы открыть проход — Проходи скорее. Твоя «ласточка» во-о-он там стоит. — протяжно раскатывался по ангару баритон Косовски. Он говорил так, словно стоял прямо передо мной, хотя я не успел сделать еще и трех шагов внутрь. Поворачиваясь в направлении места откуда раздавался его голос, я остановился на полушаге.

Моему взору предстал видавший виды, потрёпанный, несомненно, множеством боёв и далёких странствий, но всё такой же прекрасный, каким когда-то вышел из гигантских верфей Faulcon DeLacy. Там, протянув ко мне свой длинный нос, покоился Python. Любимый многими и уважаемый всеми, он представлял собой целую эпоху романтических исследований и открытий. Возможно этот красавец потрепал нервы даже Таргоидам. Вместе с этим на меня нахлынули и воспоминания восьмилетней давности.

— Ну что ты там окопался, Мёрф, питона никогда не видел? — своим ворчанием Косовски вышиб меня из неприятных воспоминаний. Я старался его разглядеть. — Залезай в свою скорлупу или ты там в штаны наложил? — почти раздражённо вопрошал он. Я наконец-то разглядел старика: Вильям стоял у дальней стойки своего корабля, облачённый в тёмно-серый комбинезон, который старым, отнюдь, не выглядел. Накидывая на лысую голову шлем, он прикрыл глаза. Его черты разгладились, лицо стало спокойным, а уголки рта слегка дрогнули. Послышалось короткое шипение и щелчок — сработали системы жизнеобеспечения. Он лишь рукой указал мне в сторону неосвещенной части ангара, а сам направился к трапу.

«Пойдем посмотрим на второй корабль» — сказал себе я и быстро зашагал под аккомпанемент зажигающихся прожекторов. Я начал приводить в порядок мысли: выкидывая из головы всё не нужное и акцентируя внимание на своём дыхании. Вскоре я переключил его на носки ботинок, которые сменяя друг друга, то и дело выскакивали из-под бедер и уносились обратно. Вскоре их движение приобрело очерченный двумя кривыми слегка светящийся след. Я видел каждый ботинок в любой момент его движения и одновременно весь путь целиком. Моё дыхание успокоилось и стало ровным. Этому простому упражнению на концентрацию еще в детстве обучил меня отец. Единственным недостатком, которого было то, что ты перестаешь видеть что-либо кроме небольшого участка вокруг своих ног. Я поздно вспомнил об этом и теперь в моих ушах звенело, а на лбу уже совсем скоро проявится не малых размеров шишка.

— Да ты шутишь! — Вскричал изумленно я и выругался.

Моей «ласточкой» оказался Sidewinder, чей возраст, скорее всего, не поддавался исчислению.

Сейчас, потирая ушибленный лоб, я со всей ясностью оценил иронию старика. — Он явно не в своём уме. — много тише, почти под нос, добавил я. Сметенный, я положил руку на борт корабля. С любой машиной необходимо познакомиться и договориться. Я двинулся вдоль его угловатых форм, пытаясь почувствовать мощь, скрывающуюся за холодной оболочкой, понять его нрав и пропустить через себя. Этот ритуал я не проводил восемь лет — почти девять. С тех самых пор… «А, не важно! Сейчас это уже совсем не важно…» — бубнил я, уперевшись в трап. Мне предстояло выполнить обещание и выжить в бою с «Элитой». В моей голове никак не укладывалась возможность удачного исхода. Хотя… «Если вдруг, что-то пойдёт не так, я просто дам дёру. И чёрт с ним! Вернусь к станции и вызову патруль. И тогда уже они быстро выполнят всю работу за меня.» В горле пересохло.

Мы вышли на орбиту станции друг за другом с интервалом в пол минуты.

— Ньютон! — Раздался слегка искажённый голос Косовски в моём шлеме — он впервые назвал меня по фамилии. — Давай-ка отлетим на пять минут от этого обитаемого астероида. Готов ли ты удовлетворить последнюю просьбу старика? — Он рассмеялся, но то был добрый смех. Так обычно отец потешается над своим не всегда смышлёным сыном. А в моей голове уже шла жаркая битва. Привыкая к ручке, я несколько раз покачал свой корабль то вправо, то влево, потревожил космическую пустоту рыская носом, контролируя тангаж. Я всё больше проникался теплом к этому железному дровосеку. Он был вполне не плох: отличные маневровые, топовый щит и распределитель питания, приличная силовая и ни тонны лишнего веса. Два импульсных лазера по бокам кокпита — рабочая лошадка. Корабль, не смотря на свой почтенный возраст, был ухожен и содержался в любящих руках.

— Да, я готов. Как курица на насесте. Выбирайте местечко для отдыха. — В ушах раздался переливчатый смех. Косовски оценил шутку и его корабль с форсажем устремился вперед.

Он встретил меня за два с половиной километра, дав очередь из многоствольного орудия и я ушел вправо, планируя зайти со стороны звезды. Все завертелось. Мой сайдвиндер превосходил питон Косовски в маневренности, но во всем остальном проигрывал с большим гандикапом последнего. По началу, мне не без особого труда, но удавалось уворачиваться от большинства атак. Моя цель меньше — попасть труднее. Всё остальное успешно поглощал щит, проседая на кольцо, не более, успевая затем полностью зарядится. Мои же выстрелы почти всегда достигали цели и в тех местах по щитам питона расходились красивые круги. Косовски отпускал разные шуточки и редко грязно матерился. Но всё изменилось достаточно скоро: я попался на детский финт и все четыре луча плюс град многословного орудия прошлись по моему кораблю. Я услышал, как обшивка застонала, как загудел капаситор, а моё лицо мгновенно покрылось испариной. Я сбросил обратную тягу и выкручивая рукоятку ушел под днище питона. Здесь я мог передохнуть и дать кораблю немного восстановить щиты. Поведение Косовски изменилось. Он стал резок, напорист и очень активен. Наружу вышли все его инстинкты, оттачиваемые десятилетиями и сотнями тысяч боёв. Я почувствовал, как по спине ручьём стекает пот. Система жизнеобеспечения не справлялась с напряжением. Это была борьба огромной голодной змеи с небольшим, но замечу, юрким зверьком. Хотя исход такой встречи практически предрешён. Я пытался выжать из машины максимум. Вертясь вокруг питона как уж на сковороде, огрызаясь я старался держаться в хвосте или уходить под днище. Но Косовски был чертовски хорош. Каждый раз выгоняя меня из, казалось бы, уютного или относительно безопасного положения, он заставлял меня вспомнить весь мой опыт, работать на пределе возможностей, который к слову, не сравним с его собственным.

— Мёрф, ты отличный парень. — Прохрипел в моих ушах голос старика. Он тяжело дышал. — Брет все поймет и простит… Нас обоих. — Он закашлялся — Со временем. Я оставил ему завещание, там всё не многое, что я нажил за это время. Ему этого хватит что бы сменить работу и покинуть эту чёртову дыру. Здесь больше ничего его не держит. — мы продолжали кусать друг друга.

— Послушай меня, Мёрф Ньютон, спасибо что уважил старика. — Его голос приобрёл бархатные оттенки, — Все необходимые документы на корабль лежат в нижнем сейфе. Он не заперт. Теперь он твой, как мы условились. Ты можешь начать всё сначала с чистой совестью и вернуться к своей дочери.

Его слова перехватили мне дыхание, казалось я на мгновение потерял сознание, а тело прошибло молнией. Руки перестали слушаться, голова стала свинцовой. Я стал туго соображать.

— Мёрф, я знаю тебя, очень давно, потому и обратился с просьбой. Удачи, сынок, спасибо за отличный бой.

— A потом все закончилось. Питон резко развернулся, и мы оказались нос к носу на расстоянии полутора километров. Он выполнил чертовски сложный манёвр. Время остановило свой бег. Я не чувствовал, просто знал, что мои пальцы сжимают гашетку, увидел, как два ярко-желтых луча впиваются в не защищённый полем корабль Косовски и тот мгновенно в огромной сияющей вспышке перестал быть воплощением труда и рук человека. Пылью и атомами он присоединился к бесконечному пространству, на мгновение ослепив всё вокруг. Мой корабль пронесся сквозь этот прах развеяв его на километры вокруг.

Приходить в себя я начал только, когда лазеры поочерёдно натужно выплёскивали в пустоту свою энергию, опорожняя без того опустевшую силовую. Я отпустил гашетку и выключил двигатели. Мой корабль стал спутником того места где ещё совсем недавно бурлила жизнь. Всё кончилось и всё только начинается.

Cmdr Murph Newton [Trevithick Doc, LHS 3447]
30 Сен 3301, Личный дневник

Я тоже скучаю

Папочка, здравствуй! Как же я рада получить от тебя весточку. Мне пришлось конечно по переживать, после того, как ты пропал на несколько дней. Но я ни на секунду не сомневалась, что у тебя все получится. Это так прекрасно, что ты снова можешь пилотировать и не страшно, что всё сначала придётся начинать. Ты всегда добиваешься запланированного и этому ты учил меня. Я всё-всё помню, папочка. Кстати, я вчера встретила по пути домой белого котёнка — это добрый знак.

У меня всё хорошо, не беспокойся пожалуйста. Учёба началась своим чередом. Пятый класс это уже не шуточки, правда?

Я побегу на репетицию, папочка, у нас скоро будет концерт. Я обязательно пришлю тебе фотографии. Целую, папа и очень скучаю по тебе. Но теперь я знаю, что мы скоро встретимся…

Sofi Newton [Jameson Memorial, Shinrarta Dezhra]
28 Сен 3301, Входящие

Запись 1

Сегодня хороший день что бы умереть

Я проснулся от тревожного сигнала коммуникатора. Кто-то очень настойчиво взывал к моей совести ответить на вызов. Решив, что уже достаточно провалялся в кровати, я решил удовлетворить любопытство. Первой мыслью было что это Софи. Но она прекрасно знает, что утром со мной тяжело разговаривать… «Чёрт, да где же он!» — я, всё ещё находясь в полудрёме, пытался нащупать трубку… Ох, это не моя дочь. C экрана коммуникатора на меня смотрело задумчивое лицо пожилого человека. Линия не защищена… «Минутку…» — сказал я, не дав собеседнику время на ответ и нажал кнопку удержания линии. Мысли бешено сменяли одна другую. «Кто он? Как меня нашёл? Что нужно ему?» — любые вопросы, к сожалению, не находили быстрого ответа.

— Мёрф? Мёрф Ньютон? — из коммуникатора раздался вполне приятный баритон незнакомца — Мне дал ваш контакт Брет Барона. Меня зовут Вильям Косовски;. — по-видимому старик начинал терять терпение.

Мозаика сложилась. Обтерев лицо влажным полотенцем, я поспешил ответить: «Да, Вильям, все верно. Я прошу прощения что заставил ждать, вы позвонили слишком рано для меня. У вас ко мне дело?»

Лицо Косовски перечеркнула быстрая улыбка: «Мёрф, у меня действительно есть предложение. Мы можем с вами встретится? Скажем, в баре „Чёрные камни“, это недалеко от портовых доков.»

— Да, я знаю где это. Буду на месте через двадцать минут. — поспешил ответить я, быстро прикинув сколько потребуется времени на сборы и короткий путь. За пару дней пребывания на станции я хорошо знал названия всех заведений. А их местоположение почти всегда совпадало с такими же на других станциях этого типа.

— Хорошо. — Косовски сразу же положил трубку, но экран коммуникатора еще мгновение высвечивал его лицо.

Мой собеседник сидел спиной к дальней стене, когда я вошел в бар. Широкополая шляпа, как из древних фильмов, лежала подле правой руки. Его лицо было гладко выбрито. Везде — даже брови. Утром я этого не заметил и отругал себя за невнимательность. Такая деталь говорила о многом. Вильям был болен — рак. Даже в наше время от этой заразы не нашли лекарство. Да, лечение стало почти безболезненным, более дешевым и позволяло продлить жизнь на десятки лет. Но рак неизменно продолжал пожирать тело. И больной знал — он проживёт гораздо меньше отведенных лет, а его организм состарится раньше, чем поспеет слива. Но мой новый знакомый действительно был человеком преклонных лет.

— Доброе утро, Вильям. — сказал я, присаживаясь, напротив. — Я еще раз прошу прощения, за…

— Не стоит, молодой человек. — Вильям прервал меня на полуслове — Будете чай? — не дожидаясь ответа, он жестом подозвал официанта и сделал заказ.

— Здесь подают отменный «Бурховский» чай. Вы уже очевидно заметили, Мёрф, что я болен. Да, конец близок — он как-то странно улыбнулся, но продолжил — Брет Барона, мой единственный внук. Хороший парень с доброй душой и большим сердцем. Сидит в этом захолустье из-за меня. Чтобы присматривать за мной. Кхе… — Вильям закашлялся, на его губах проступила кровь, он быстро промокнул их салфеткой.

Я заметил на его руке перстень Академии. Вильям явно был профессором — он был Элитой! Не часто встретишь таких людей в та-а-акой дыре. Большинство из них оседает в Prime-системах или дорогих курортах. Но Косовски… Я пытался хоть как-то вспомнить его фамилию или лицо. Официант звоном чашек прервал поток моих мыслей.

— Мёрф, сынок, у меня к тебе очень деликатное предложение. — Вильям сделал большой глоток чая и причмокнул несколько раз подряд. — Видишь ли, Мёрф, мне осталось совсем не долго, и я не хочу встретить свою смерть в белой постели и рыдающим внуком у изголовья. Не-ет, это не для меня… — Я внимательно слушал каждое его слово и не перебивал. Вильям продолжил, после очередного глотка чая.

— Уверен ты заметил этот перстень. — Он протянул ко мне свою руку, ладонью вниз. На безымянном пальце красовался золотой орел в голубой эмали. Его голос опустился до шёпота — Естественно мне причитаются некоторые привилегии даже на этой богом забытой станции. В ангаре, на втором уровне, зашвартованы два моих любимых корабля. — Косовски в очередной раз причмокнул. — Мёрф, я хочу умереть так, как всегда мечтал — в бою, но не в светлой коморке, полной цветов. Брет не одобряет моего желания и всячески старается помешать мне, но я уверен, ты меня понимаешь. — Он приподнял одну лысую бровь и его взгляд и без того хищный стал, я бы сказал, зловещим.

— Я понимаю вас, Вильям. — тихо ответил я. Мне также не нравилась эта затея, как и его внуку. Но я действительно прекрасно понимал этого старика. Мой собственный отец пятнадцать лет назад просил меня о том же. Но тогда я не выполнил его просьбу. Я знал, что буду жалеть, что меня будут преследовать кошмары, но я слишком его любил, и отец умер у меня на руках. — Я понимаю вас… — повторил я.

— Отлично! — как ни в чём не бывало воскликнул Косовски, залпом осушил остатки чая и вышел из-за стола. — Мёрф, второй корабль останется тебе, я уже подготовил все необходимые документы. Сегодня — хороший день чтобы умереть. — наклонившись к моему лицу, сказал старик на прощание и тут же вышел из бара.

За всё время, проведенное с Косовски, я так и не притронулся к своей чашке. Я не люблю очень горячие напитки — они обжигают нёба. Прокручивая в голове весь разговор в очередной раз, я сделал первый глоток — чай был действительно великолепен.

Cmdr Murph Newton [Trevithick Doc, LHS 3447]
28 Сен 3301, Личный дневник

Я снова в деле!

Привет, малыш! Ты наверное уже крепко спишь, ведь у вас глубокая ночь. Извини что не связался сразу по прибытию, как обещал. Свободного времени практически не оставалось. Во время третьего перелета, я познакомился с молодым офицером лицензионной службы — Бретом Барона. Не плохой парень, в самом то деле. Немного болтливый, но оно и на руку. Сегодня утром он заступал в смену на прием документов. Мы с ним условились, что я буду в первой волне.

Сразу скажу, Софи, что слово он свое сдержал, а та бутылочка Альтаирского виски, которую ты передала через Веру, оказалась как нельзя кстати. Мальчишка был явно доволен. Спасибо тебе, дорогая, ты как всегда предугадываешь невероятные события.

По прилету на станцию я первым делом отправился в рекрутационный центр. Благо от шлюзов станции идти ну минут пятнадцать, не больше. У входа меня ожидала сотрудник Службы Безопасности. Сварливая, надо признать, женщина… А ведь ей нет и тридцати пяти, по виду. Но уж точно не старше меня самого. Ну да ладно. Она проводила меня к Брету какими-то странными коридорами и уже через три-четыре часа я во всю несся визировать свою новехонькую лицензию на полеты у начальника Службы. И то что просидеть у его дверей, в ожидании, ещё шесть с лишним часов пришлось — не важно, малыш! Я все же ее получил, представляешь, дочка! Восемь лет… Восемь долгих лет, черт побери…

Так что, твой старик снова в теме, вопреки ожиданиям некоторых… У нас всё получится, малыш. Обязательно всё получится! Это старт, детка… Скучаю.

Cmdr Murph Newton [Trevithick Doc, LHS 3447]
27 Сен 3301, Исходящие